25.01.2024 18:00
 13 просмотров  1237  13

Сюжет ивента «Искра и камень»

1. Поставленные задачи и условия их выполнения звучали немного странно и отчасти даже не совсем понятно. Но тем интересней, вероятно, будет процесс их выполнения. А тем временем в нос ударил резкий запах серы. Блажен тот, кто лишён обоняния. В такие моменты им можно было лишь позавидовать. Но что это вообще за место? Какая-то всеми забытая глушь на отшибе Имперских земель. Кладбище древних исполинских чудовищ. Видимо, даже они не выдержали этого смрада. Или же он возник как следствие их многовекового разложения? Любопытный вопрос. Какие только мысли не лезли в голову, чтобы хоть немного отвлечься от здешнего запаха. Как вдруг издали донёсся женский крик, a сквозь завесу застилающих землю испарений начали проступать чьи-то еле различимые силуэты. Похоже, кто-то попал в беду – и истинные приключенцы просто не могли проигнорировать зов о помощи.

2. «Нет, нет, нет! Вы что творите?! - внезапно раздался предельно возмущённый голос появившегося в поле зрения Толгара, - Вы должны были бороться со злом, а не потакать её глупым прихотям!» – «Это я-то зло?!» - тотчас нахмурила брови гномка, воткнув руки в боки. «Не ты, а твои дурные и опасные мысли! - надменным и поучительным тоном ответил предводитель гномов, - Вон сколько невинных стражников из-за тебя уже пострадало». «Ты же сам приказал им встать у меня на пути! - возразила Синдри, - А я предупреждала. Так что это только твоя вина!» – «Я просто хотел уберечь тебя от всего этого безрассудного авантюризма! - ещё сильней повысил голос Толгар, - И ладно там на турнир какой собралась. Себя показать, жениха присмотреть. Но нет, удумала чёрт знает что!» Выслушивая всё это, гномка лишь продолжала закатывать глаза, а когда наконец дождалась момента, чтобы вставить слово, то с еле уловимой мечтательной улыбкой произнесла: «А вот тётушка Марика сказала…» – «Не смей возражать мне словами этого упрямого неогранённого булыжника! - тотчас перебил её старый гном, изо всех сил стараясь сдерживать вырывающуюся наружу бурю эмоции, - Она потому в девах до сих пор и бегает! В её-то годы! Благо хоть природа внуками не обделила, но я хочу ещё и правнукам успеть передать свою королевскую мудрость!» – «Пфф, ещё успеешь, - фыркнула в ответ Синдри, - Да и дольше проживёшь. Можешь пока понянчиться с побитыми стражами. А я иду решать нашу проблему!» Внезапно завершив разговор, гномка просто направилась в сторону виднеющихся вдали укреплений. «Стой! Мы ещё не закончили!» - словно в пустоту крикнул Толгар, не получив в ответ ни малейшей реакции внучки. «Эй вы, чего стоите?! - вдруг обратился он к приключенцам, - Догоните её и приведите обратно, пока с ней не случилось чего! Не хватало мне ещё перед её матерью объясняться!» Приказ был ясен – и отряд незамедлительно последовал за упрямой беглянкой. А впереди тем временем уже слышались звуки ожесточённого спора…

3. «Приказ у него, видите ли, меня не пускать!» - недовольно проворчала Синдри, бросая сердитый взгляд вслед отступающему отряду гномов. Затем её глаза скользнули на пришедших на помощь незнакомцев – и на лице заиграла довольная улыбка. «А вы неплохо сражаетесь, - произнесла она, закинув молот на плечо, - И умеете выбрать правильную сторону в бою. Думаю, ваша помощь будет как раз кстати на предстоящих переговорах с мятежниками». Она вновь взяла молот в обе руки и опустила взгляд на массивное орихалковое навершие. «Не знаю, как вы, а я предпочитаю агрессивный стиль дипломатии», - произнесла она – и улыбка на её лице стала ещё шире, слегка даже пугая своей многозначительностью.

4. Это оказалось гораздо проще, чем предполагалось. Стоило лишь проучить самых яростных дебошир – и большая часть мятежников тотчас поутихла. Возможно, и эти уму-разуму наберутся, когда придут в себя после взбучки. Пора было возвращаться к Толгару за наградой. Впрочем, Синдри вовсе не разделяла этот порыв отряда приключенцев. Всё её внимание привлекло мёртвое тело главного зачинщика здешних беспорядков. Он был явно не из числа местных рабочих, а из под изрядно потрёпанного и испачканного кровью мундира виднелся уголок какой-то бумаги. Осторожно достав и расправив её, гномка тотчас принялась перечитывать содержимое находки, попутно несколько раз скривившись в лёгкой гримасе. «Столько ошибок и опечаток я последний раз встречала в черновиках неизданных имперских летописей из закрытой секции столичной библиотеки, - с некоторым азартом в голосе произнесла она, - А вот вы знали, что магистр Абу-Бекр на самом деле…» - её слова вдруг прервались, а сама она с подозрительным прищуром начала всматриваться вдаль. На подступах к территории залежей показались какие-то странные отряды без штандартов и опознавательных знаков. Хват на рукояти оружия невольно окреп.

5. Чутьё не подвело. Незваные гости явно преследовали недобрые цели, иначе не стали бы вести себя столь подозрительно. С виду они скорей напоминали группу разведчиков или диверсантов – и вскоре стало ясно, кто их сюда прислал. На горизонте показались новые отряды, что уже не скрывали свою принадлежность. Эти мрачные знамёна невозможно спутать с любыми другими. Сурвилурги! Разговор с ними всегда предельно короткий!

6. «Это всё довольно подозрительно, - задумчиво произнесла Синдри, - Как они смогли отыскать залежи, которых нет ни на одной карте? Мой дедушка, конечно, бывает слишком болтлив, но он вовсе не глуп, чтобы выдать это место злейшим врагам Империи. Да и в этом послании… - она вновь достала найденный ранее листок бумаги, - Кто-то малограмотный приказал поднять несколько мятежей в здешних краях, чтобы провернуть какое-то важное дело. Тут явно дурно пахнет, и я вовсе не про запах серы». Гномка снова предалась размышлениям, как вдруг их прервал крик примчавшего на своём медведе Толгара: «Синдри! Надеюсь, ты цела?! Руки, ноги, голова на месте?!» – «Как видишь…» - тотчас усмехнулась юная гномья воительница, будучи даже немного тронутой столь неожиданным проявлением заботы. «Отлично! - с облегчением выдохнул предводитель гномов, подходя ближе, - Тогда топай домой помогать матушке с бабушкой ковать наследие нашего рода! Надеюсь, ты поняла, что это всё совсем не твоё?!» Трогательное мгновение и вправду оказалось лишь мгновением. «Нет! - решительно возразила Синдри, - За всем этим кто-то стоит – и я намерена раскрыть этот коварный заговор! И ты меня не остановишь! Поговори лучше с работягами на залежах, а я с этими смельчаками осмотрю окрестности на предмет чего подозрительного». Недовольно проворчав себе под нос что-то неразборчивое, Толгар в итоге просто махнул рукой: «Ладно, но недолго! Убедись, что никакого заговора нет – и сразу назад. И не вздумай к башне приближаться! А вы… - он внезапно обратился к приключенцам, - Если с ней что-то случится, я вас заставлю батрачить на этих залежах до крайней стадии трудоголизма, за два сухарика в час! Так что глядите в оба, тут в последнее время видели каких-то диких чешуйчатых тварей».

7. С каждым следующим мгновением начинало всё больше казаться, что ввязываться в эту авантюру было не самой лучшей затеей. Как бы по итогу вместо ценной награды и славы не заработать себе очень влиятельного на просторах Империи врага. И всё же очередная победа немного сбавила градус нахлынувших сомнений. «Не волнуйтесь, - вдруг молвила Синдри, - Дедушка немного ворчлив, но у него доброе сердце. Хоть и из камня. Не думаю, что его угрозы стоит воспринимать буквально. Да и если мы повстречаем врага, способного меня сразить, то думаю, что и вам живым от него не уйти. Так что ему и наказывать уже будет некого. Единственное, о чём стоит переживать – как бы не умереть от тоски при виде всех этих унылых пейзажей. А то закончим как эти первобытные твари, чьими костями усеяны здешние просторы». От накатившей скуки Синдри взмахнула своим молотом и отправила в далёкий полёт отбитый кусок огромной реберной кости, торчавшей из земли. Мимолётная довольная улыбка на лице гномки тотчас вновь растворилась, сменяясь прищуром настороженности. То ли буйное воображение начинало играть с ней злые шутки, то ли некоторые из этих костей внезапно пришли в движение.

8. Грохот сотрясающего землю падения, сменяющийся цокотом рассыпающихся и отскакивающих в разные стороны костяшек. Ожившее чудовище пало, будучи сражённым в непростом бою. Сердце Синдри продолжало колотиться, словно сошедший с ума метроном. Её дыхание всё ещё отдавало тяжестью, а широко раскрытые глаза уже какое-то время не смыкались, застыв не то в ужасе, не то в удивлении. «Это… было… - произнесла она слегка дрожащим голосом, - Потрясающе!» На её лице сверкнула улыбка, что каждый следующий миг лишь продолжала расти, всё ярче и ярче сияя лучезарным счастьем. Быстро пробежав глазами по разбросанным по земле костяшкам, она вдруг остановила взгляд на одной из них, небольшой и отдалённо напоминающей форму молота. На ней виднелось небольшое отверстие. Как раз под стать пустующему на рукояти боевого молота кольцу, что словно было создано для воссоединения с будущим трофеем. Отличное воспоминание об этом небольшом приключении… было бы в каком-нибудь другом идеальном и скучном мире. В этом же – похоже, всё только начиналось. Слегка усмирив чувство эйфории, Синдри устремила преисполненный решимости взор вдаль, где меж облаков испарений уже виднелись очертания магической башни. Она просто не могла не наведаться в это манящее своей загадочностью место, со сколь ужасными и грозными врагами ей не пришлось бы столкнуться по пути…

9. Признаться честно, ожидания вырисовывали в воображении образы слегка иных противников. Но с другой стороны, присутствие столь дивных существ создавало вокруг этого места ореол ещё большей таинственности. Какие секреты скрывало это пронизанное магией место? И пожелает ли оно их раскрывать?..

10. Похоже, эта башня предпочла кануть в забвение, забрав с собой и ответы на множество возникших вопросов. Интересно, как предводитель гномов отреагирует на весть о её судьбе? Едва в голове возник этот вопрос, как Синдри, словно читая мысли присутствующих, тотчас произнесла: «Не переживайте зря. С этой башней такое не впервые. Через пару дней появится снова. Как гриб после дождя, - она вдруг на мгновение призадумалась, - Как-то даже символично. Вообще дедушка уже дважды отправлял запрос в Солнечный Город, чтобы её проинспектировали. Но его дважды отклоняли. Первый был заполнен не по форме. А во втором отсутствовало приложение 7в, согласно новой директивы из свежеутверждённой редакции протокола оформления типовых запросных документов от четвёртого квартала прошлого календарного года. Над оформлением третьего запроса сейчас работают лучшие умы из числа старейшин нашего рода. Это всё напоминает мне работу с кузнечными чертежами и схемами рецептов. Как говорится, семь раз отмерь, один раз влупи как следует по наковальне. Тоска смертная…» Гномка словно слегка загрустила, но тотчас взмахнула головой и прогнала все гнетущие мысли. Её взгляд снова преисполнился решимости, уловив отчётливые следы, оставленные удравшими после разгрома грибными существами. Интуиция подсказывала ей, что они точно приведут к чему-то важному или, по крайней мере, интересному. И спорить с её внутренним чутьём было бесполезной затеей.

11. Синдри:
Хм, а в этих дивных существах сокрыт немалый потенциал. Возможно, мы однажды даже сможем стать верными союзниками. Ну, сразу после крупной кровопролитной войны, в которой они потерпят сокрушительное поражение и признают неоспоримое величие Империи. Ведь так заключаются самые крепкие и надёжные союзы? Не думаю, что в имперских летописях будут врать. Но то дела времён неблизких. А сейчас, я надеюсь, вы думаете о том же, о чём и я? Эти голодные оборванцы наверняка как-то связаны с лидером мятежников. У них те же алчные и кровожадные взгляды. Возможно, это присуще всем разбойникам. А может быть, и нет. В любом случае, проверить эту зацепку точно стоит. Думаю, их логово должно находиться где-то неподалёку. Давайте осмотрим те рыжие заросли, а заодно и свежим воздухом немного подышим.

12. Отыскать лагерь разбойников оказалось несложно. Достаточно было учуять запах бормотухи и просто идти ему навстречу. Разгромить же бандитское логово задача оказалась хоть и немного сложней, но вполне выполнимой. Вот только в пылу битвы Синдри и не заметила, как вокруг не осталось ни единого живого разбойника. Некого было даже допросить. Досадное упущение, которое набирающейся опыта воительнице точно стоило взять на заметку. Раздумывая над вариантами дальнейших действий, она неспешно шла по охваченному пламенем лагерю, как вдруг её взгляд уловил какое-то движение. Чья-то тень мелькнула впереди и тотчас скрылась за частоколом. Этот шанс упускать было нельзя – и Синдри мигом бросилась в погоню, не оглядываясь и не задумываясь ни о чём…

13. Сумбур и хаос, царящие вокруг, наконец начали стихать. Похоже, почуяв неладное, воры уже собирались удирать, спешно собрав награбленные пожитки и погрузившись в повозки, но внезапно обрушившийся на них безудержный ураган в лице выскочившей из зарослей воительницы вмиг нарушил все планы. На этот раз в рядах врага кто-то даже сумел уцелеть. И всё же на допрос они не спешили. Не успела даже пыль вокруг окончательно улечься, как издали послышалось конское ржание, а следом донеслись звуки удаляющегося топота. Одной из повозок всё же удалось уйти. И как бы имперские приключенцы ни пытались намекнуть Синдри, что пора бы уже и возвращаться обратно, она всё же была полна решимости броситься в погоню и догнать беглецов. Пусть даже пешком и хоть за тридевять земель, но тайна этого заговора просто не могла остаться нераскрытой. И судьба словно благоволила её желаниям. Когда топот уже стал еле уловимым, неожиданно раздался глухой звук удара, за которым вновь последовало ржание. Кажется, у беглых воров что-то пошло не так…

14. Похоже, повозка налетела на лежащее у края тропы бревно – и шум этого столкновения привлёк внимание целой стаи голодных местных хищников. Слегка остудив их пыл, показав, что они вовсе не на тех напали, отряд приблизился к месту происшествия. Увы, но повозка, судя по всему, осталась на ходу. Хотя оставленный на земле кривой след явно указывал, что одно из её колёс получило сильное повреждение. Вряд ли им удастся уйти далеко, так что надежда нагнать их лишь ещё больше укрепилась. Неясно только было, к добру или к худу. А тем временем и надежда ящеров таки изловить свою добычу разгорелась с новой силой…

15. Из огня да в полымя. Не успели даже окончательно стихнуть шорохи разбегающихся в страхе ящеров, как издали послышался протяжный зловещий вой. Дикое лесное зверьё решило довершить начатое их первобытными сородичами. Либо же – последовать по их стопам…

16. Наконец дикий хор рычания и воя стих, позволив немного окунуться в тишину лесной природы, скрашенной шелестом листвы и щебетанием одиноких птиц. Благостное умиротворение, словно и не было никаких стычек с диким зверьём вот буквально совсем недавно. Словно из ближайших зарослей вовсе не наблюдает ничей хищный взор. Следы повозки продолжали уходить вдаль, всё более устало маня за собой, будто призывая бросить эту бесполезную затею. Взгляд Синдри невольно скользнул в сторону, тотчас заприметив очертания загадочной избушки. Такой тихой и уютной. Наверняка в ней живёт какая-то добрая душа, готовая с радостью приютить и досыта накормить уставших путников. Ведь она такая красивая. И до неё уже почти рукой подать…

17. Блеск смертоносных кинжалов вмиг развеял насланный коварными ведьмами морок. И теперь, когда всё подворье было усыпано их телами, остатки и самой избушки уже вовсе не так радовали глаз и манили. Отныне это гиблое место путники будут обходить десятой дорогой. И отряду пора было вновь вернуться на свою дорогу.
Леса вокруг становились будто всё краше и зеленее. Интересно, это были всё ещё земли Империи? Или граница её владений уже лежала позади? Хороший вопрос, который, впрочем, крутился в голове совсем недолго. Едва лесные заросли немного расступились, взору открылся вид на величественную древнюю статую, поросшую лозами и вьюнком. Дорога сворачивала в сторону от неё, но не остановиться ненадолго и не полюбоваться её монументальностью было сложно. Вокруг неё суетились какие-то друиды, словно проводя неведомый ритуал. Благо они были слишком заняты, чтобы отвлекаться на проходящих мимо чужаков. В голове Синдри невольно начали возникать вопросы, кто в ней запечатлён и что она символизирует? Ей бы и самой хотелось, чтобы её славу однажды высекли на вековечном камне, а ещё лучше – из него. Её разум плавно погрузился в благостные мечтания, однако громкий каменный треск внезапно бесцеремонно выдернул её сознание обратно в реальность. Статуя начала покрываться трещинами, скидывая с себя красоту внешней оболочки и представая в новом, куда более устрашающем виде. Царившее ещё несколько мгновений назад восхищение на лице гномки сменилось гневом. Такой акт вандализма прощать нельзя!

18. Упокоиться под пледом из мха среди лесных зарослей – пожалуй, лучшая из возможных участей для этого растревоженного дикой магией камня. Оставалось лишь надеяться, что его вечный сон более никто не потревожит. Отдав традиционные почести символу своего рода, внучка Сына Камня наконец была готова двигаться дальше. Пусть осквернители статуи и были повержены, но искра гнева всё ещё продолжала тлеть где-то глубоко в сердце Синдри, желая вновь воспылать. Следы повозки тем временем становились всё более неровными – и хват гномьей воительницы с каждым мгновением только укреплялся. Она уже предвкушала долгожданную встречу с беглыми заговорщиками и незабываемую битву, что менестрели будут воспевать многие годы. И впереди наконец что-то показалось. Очередное бандитское логово. Похоже, беглецы направились именно туда и предупредили местных разбойников о приближении незваных гостей. Две армии под предводительством двух атаманов уже преграждали путь имперскому отряду, но лишь битва покажет, удастся ли им преуспеть.

19. Хаос и неразбериха охватили ряды разбойников, едва их командиры пали. И всё же бандитского отребья в окрестностях лагеря было ещё более чем предостаточно. Очертания преследуемой повозки, кажется, мелькнули где-то позади орущей оравы врагов. И чтобы до неё добраться, придётся грубой силой проложить себе путь.

20. Очередное логово разгромлено, но не желающие так просто сдаваться настырные мерзавцы таки выиграли достаточно времени, чтобы беглецы вновь рванули в побег. К счастью, колесо они починить не успели. Лишь только украли пару коней посвежей. Достойная отплата местным разбойникам за гостеприимство и пролитую из-за них кровь. Будет бандитам наука. Синдри бросила сердитый взгляд вслед стремительно удаляющейся цели, как вдруг из-под полога показался чей-то безликий мрачный образ. От одного только его вида стало как-то не по себе – и поступь гномьей воительницы невольно дрогнула. Но лишь на миг, после чего вновь преисполнилась решимости. Синдри сделала уверенный шаг вперёд, готовясь отправить вдогонку боевое заклинание, пока цель окончательно не скрылась меж зарослей, но на её пути внезапно возникла фигура всадника в красном мундире. «Куда собрались, проныры?» - произнёс он низким и прожжённым голосом, бросая суровый взгляд на ряды имперского отряда. «В той повозке опасные преступники и заговорщики против Империи!» - тотчас крикнула гномка, пытаясь убедить бывалого наёмника поскорее уйти с дороги. «Спокойно, дорогуша, - ответил он ровным и пренебрежительным тоном, - Мои крылатые гончие ими займутся. А вы пока можете добровольно сложить оружие и проследовать за нами. Или… - он взял короткую паузу, а в его глазах блеснуло пламя предвкушения, - …можете доставить мне удовольствие и оказать ожесточённое сопротивление…»

21. Эти наёмники сами напросились – и получили заслуженное наказание за свою дерзость и невежество. Но момент был упущен. Беглецы снова скрылись. Преследование придётся продолжить. И всё же Синдри не спешила унывать. Вздохнув с чувством лёгкого огорчения, она вновь закинула молот на плечо и начала уверенно шагать по уходящему вглубь лесных дебрей следу, мысленно представляя все те невероятные испытания, что это приключение ещё для них припасло.

22. «Какие необычные дикари, - задумчиво произнесла Синдри, внимательно осматривая покрытое боевыми раскрасками тело поверженного степного варвара, - Это об этих, что ли, все подряд судачат уже несколько лет кряду? Хм, и что в них такого особенного? - задалась гномка вопросом, скептически нахмурив брови, - Нет бы гномов подземелий обсуждали… - добавила она, заметив недоумевающие взгляды её спутников, - Вы что, не слышали про гномов подземелий? - спросила Синдри с нотками лёгкого удивления в голосе, однако мгновение спустя всё же поняла причину выявленного пробела в знаниях имперцев, - Ах да, вы же не бывали в закрытой секции столичной библиотеки. А жаль. Там хранится столько всего интересного. Конечно, не настолько интересного, как настоящие живые приключения, но…» Её умозаключение вдруг прервалось, а внимание вмиг переключилось на показавшуюся впереди каменную стелу. Тотчас взыгравшее чувство любопытства моментально вытеснило из головы воительницы все недосказанные мысли. Сейчас её захватило непреодолимое желание разогнать мельтешащих близ находки чародейских отступников и взглянуть на хранящий древнюю мудрость камень поближе.

23. Эти глупцы оказались недостойны древних знаний, что они так жаждали получить. Пришло время узнать, что же за тайны их сюда приманили. Бегло взглянув на вытесанные на поверхности стелы руны, Синдри тотчас слегка усмехнулась. «Эти символы мне знакомы, - словно немного даже гордясь собой, произнесла она, - Можете угадать с одного раза, где я уже их встречала. Да-да, в закрытой секции столичной библиотеки». Не успев даже закончить последнюю фразу, она принялась внимательно вчитываться в загадочные письмена. Внезапно с её уст слетел короткий задорный смешок, а щёки покрылись лёгким румянцем. «Это просто похабный анекдот про лешего и русалку, - сдерживая застенчивую улыбку, пояснила Синдри - Кажется, этих чародеев кто-то весело разыграл. Я бы даже сказала – до смерти весело… - добавила она, окинув взором картину побоища вокруг, - Похоже, в этом лесу живут те ещё весельчаки. Возможно, и наша погоня станет чуточку веселей». Однако, вопреки её смелому предположению, издали внезапно донёсся звук боевого горна – и звучал он совсем невесело…

24. Отряд орочьих загонщиков вышел на след вовсе не той добычи, на которую он рассчитывал. За что и поплатился жизнью своих бойцов. Но шум битвы и запах свежепролитой крови привлекли внимание древних и могущественных созданий, чей покой был нарушен. Избавив себя от участи встречи с горе охотниками, они предпочли принять вызов победителя в едва завершившейся схватке.

25. Судьба оказалась безжалостна к стае диких драконов. Но они сами избрали её. И всё же окончательно их участь ещё не была решена. Предсмертный рёв самонадеянных потомков, таки пробился сквозь вуаль многолетнего сна древнего патриарха стаи. Земля содрогнулась от его пробуждения, а деревья покосились от первого за долгие годы осознанного вздоха. Кристальная гора цвета сияющего изумруда возвысилась над кронами деревьев лесной чащи, опустив свой преисполненный горделивого величия взор на кучку ничтожной мелюзги. Чувство огорчения сменилось яростью, перерастающей в оглушительный рёв. Столь прекрасный сон был прерван недостойными его внимания ничтожествами. Они должны были заплатить за свою дерзкую наглость – и сама лесная стихия была готова в этом помочь, прислав на помощь своих верных слуг…

26. Очередная славная победа на счету непревзойдённой Синдри Сокрушительницы Оживших Костей, Проклятого Камня и Древних Драконов! Хотя, пожалуй, это прозвище звучало уж слишком длинно. А ведь её путь воительницы только начинался, и такими темпами через пару-тройку лет она уже и сама не сможет перечислить всех достойных упоминания поверженных врагов.
Мечтательные размышления Синдри внезапно прервали донёсшиеся звуки битвы звуки битвы. Взгляд тотчас насторожился, заприметив следы нападения. Сломанные ветки деревьев и резко уходящая в сторону колея от колёс. Свернув с дороги и пройдя ещё немного, гномка осторожно опустила заслоняющую обзор барбарисовую ветвь, узрев картину боя. Выполняя последний приказ командира, боевые грифоны таки нагнали свою цель. Но нет зверя яростнее, чем вор, защищающий награбленное добро. У «крылатых гончих», как величал их павший командир наёмников, не было шансов. Как не будет их и у выжившей кучки загнанных в угол крыс…

27. Побег окончен?.. Беглецы получили по заслугам, но среди них были лишь обычные воры. Никто из них не походил на того мрачного заговорщика, что видела Синдри. На мгновение она даже засомневалась в ясности своих воспоминаний, но попавшие в поле зрения следы множества пар сапог, уходящие ещё глубже в дремучую чащобу, таки развеяли её неуверенность. Дальнейший путь был ясен – и погоня вновь продолжилась.
Заросли с каждым шагом становились всё гуще и непроглядней, но пока что расступались перед торопящимися приключенцами, словно заманивая в западню. Внезапно ветви ближайших деревьев будто ожили и вмиг сомкнулись, преграждая дальнейший путь. «Хватит здесь шастать!» - тотчас раздался полный раздражения голос, а затем впереди показался образ слегка прихрамывающего и опирающегося на свой посох хранителя леса. «Просим прощения, но у нас очень важная миссия…» - попыталась оправдаться Синдри. «Ходят и ходят тут всякие… - продолжал бормотать дикий друид, никак не реагируя на слова гномки, - Одуванчики топчут. Вьюнки обрывают. Пугают дочерей лесных и сестёр… Да сколько можно-то?..» Слегка покосив недоумевающий взгляд на своих спутников, Синдри покрутила пальцами у виска, а затем всё же решила предпринять ещё одну попытку как-то разрешить сложившуюся ситуацию: «Если вы не против, то мы, наверное, пойдём себе уже…» – «Пойдёте?!. - вдруг всполошился хранитель леса, - Больше… никто… никуда… не пойдёт!» - с акцентированной злостью прорычал он каждое слово, завершив свою фразу ударом посоха о землю. Ветви вновь расступились, но вместе с тем показались и лесные твари, что за ними скрывались.

28. В какой-то момент, когда бой был уже почти завершён, Синдри вдруг ощутила некое сострадание к этому несчастному безумцу и даже испытала чувство вины перед ним. Но вместо того, чтобы просто поговорить, он предпочёл агрессию – и лёгкая горечь обиды от осознания сего факта придала воительнице новую порцию сил, дабы наконец отогнать последних из лесных тварей. Пусть бегут вместе со своим господином и запомнят этот урок. Лишь сейчас гномка призадумалась, а как бы поступила она? В голове невольно всплыли её же собственные слова перед подавлением мятежа на залежах серы. Но ведь её намерения были чисты, а цели – благородны. А он был просто диким безумцем. Это ведь вовсе не одно и то же. Ведь так?.. Попытки оправдать саму себя в своих собственных же глазах в цитадели сознания Синдри ещё какое-то время продолжали отбивать штурмы наступающих волн сомнений, пока её внимание не привлекло показавшееся впереди странное дерево. Оно словно хихикало множеством задорных девичьих голосов. Внимательно присмотревшись, гномка заметила несколько фей, беззаботно перелетающих с одной ветки на другую, ища укрытие в густой листве. Разве они могут представлять опасность? Возможно, если просто осторожно подойти и попросить помочь, то они даже подскажут короткие тропы, дабы поскорее догнать заговорщиков? Пусть Синдри сама никогда и не пробовала, но ведь должна же работать и другая сторона дипломатии…

29. Никаких больше попыток переговоров до скрещения оружия на поле боя! Только битва помогает как можно лучше узнать и понять оппонента, испытав доводы сторон на прочность. Весьма спорное умозаключение, но, тем не менее, оно помогло воительнице наконец избавиться от терзающих её угрызений. Она стала немного опытней и мудрей, чем не преминула мысленно немного погордиться. А тем временем на какое-то время воцарившуюся тишину вдруг нарушило эхо женского смеха, пронёсшееся над головами. Какой-то миг – и он сменился безудержным рыданием, что становилось всё громче и зловещей, преображаясь в вопль и искажаясь до леденящего душу звериного рыка. А затем он резко замолк, возвращая лес в состояние звенящей тишины. Внезапно слуха коснулись слова весёлой песни. Морская шанти, слова которой показались Синдри до боли знакомыми. Будучи ещё совсем крохотной девчушкой она подпевала их матросам в те времена, когда её народ скитался морями. Дедушка не особо любил вспоминать те годы, но для неё то была пора незабываемых детских приключений. Уста Синдри дрогнули в лёгкой улыбке, но её тотчас развеяло эхо громкого выстрела. В этом лесу явно творилась какая-то неведомая бесовщина…

30. По мере того, как пыл едва завершённой жаркой битвы начинал стихать, в голове возникало всё больше вполне логичных вопросов. Но магия леса сама вскоре дала на часть из них пусть и странный, но всё же ответ. Там, где ещё мгновение назад лежали тела поверженных пиратов, нынче виднелись лишь изрубленные поленья и кучи обгорелой листвы. Женский смех раздался вновь, однако на этот раз он звучал уже совсем близко, будто за ветвями ближайших зарослей. Стоило только за них заглянуть, как далеко впереди показалось несколько мелькающих тёмных силуэтов. Они словно с кем-то сражались, с кем-то незримым. Прямо как сами имперцы буквально немногим ранее. И хотя они все были едва различимы между собой, один из них всё же казался немногим темнее и мрачнее других. Это точно был он – тотчас признала Синдри и собралась уже броситься вперёд, как на её пути возник сияющий образ лесного духа. Слегка хихикнув, лесная дева вмиг оказалась позади гномки. Последовавший обратный взмах молотом за спину просто рассёк воздух, а дух уже витал над землёй в дюжине шагов от воительницы. Похоже, поймать эту дикую бестию будет непросто, да и сама лесная стихия постарается любой ценой её защищать.

31. Остатки коварной лесной магии понемногу рассеивалась, высвобождая имперцев из западни иллюзорных испытаний. Увы, но не только их одних. Заговорщики вновь скрылись. Судьба словно играла с Синдри и сопровождающим её отрядом в какую-то странную игру. Но упрямая воительница всё же намеревалась рано или поздно одержать в ней победу. А для этого нужно было продолжать двигаться дальше. Вряд ли успех и слава соизволят сами по себе свалиться с небес в прямо руки развалившихся на месте лежебок.

32. Этим беглецам стоило отдать должное. Уж что, а петлять и скрываться они умели как никто другой. А ещё – незаметно привлекать внимание местных обитателей, натравливая их на своих преследователей. К сожалению, эти дикие дебри кишели не только опасным зверьём и коварными порождениями лесной стихии, но и созданиями похуже – бездумными осквернителями, присутствию которых даже сами здешние места были совсем не рады. Поодиночке они не представляли особой угрозы, но сбиваясь в единую стаю, обретали могущественную силу, достойную того, чтобы бросить ей вызов…

33. Едва стая вновь отступила, имперский отряд поспешил продвинуться ещё немного вперёд. Лесная чаща уже начинала заметно редеть, но вздыхать с облегчением пока было рано. Вернувшись к источнику порчи, сочащейся из осквернённого древа, гноллы принялись с безумной жадностью грызть его прогнившую кору, повинуясь воле главного шамана. Звериная ярость и безрассудная храбрость вновь застелили их и без того помутнённые взоры, побуждая отринуть боль и страх в очередной отчаянной попытке таки изловить вожделенную добычу.

34. Боевая усталость после череды непростых сражений. Переводя дыхание, гномья воительница даже призадумалась, благостное ли это чувство или обратная сторона медали, о которой она особо не задумывалась прежде? Впрочем, поразмышлять об этом она ещё успеет, пока будет нагонять треклятых беглецов.
Наконец, окончательно собравшись с силами, Синдри сделала глубокий вдох, но вместо приободряющего успокоения ощутила горечь гари. Граница лесных владений была охвачена тлеющим безумием, словно дыхание ада вырвалось наружу, осквернив всё, чего коснулось его испепеляющее зловоние. Увы, но следы на пепле вели в охваченную инфернальной порчей долину, путь в которую пролегал через один единственный мост, что раскинулся над мрачной пропастью. Его охраняла стая демонических псов, возглавляемая трёхглавым огнедышащим монстром. Наверняка их оставили здесь, чтобы никого не выпускать наружу, но и пропустить внутрь чужаков они вряд ли добровольно пожелают.

35. Первое препятствие на пути в выжженную долину было преодолено, но что-то подсказывало, что их на пути встретится ещё немало. Любопытство лишь терзал вполне резонный вопрос, как беглым заговорщикам удалось проскользнуть мимо столь бдительной охраны? Неужто они нашли способ договориться с адскими псами? Или как-то их подкупить? Возможно, они принесли кого-то в жертву? Чем дальше заходили мысленные рассуждения на эту тему – тем более жуткие картины вырисовывало сознание. В какой-то миг Синдри даже не выдержала и брезгливо взмахнула головой, развеивая образы тех ужасных картин, что начали вырисовываться в её голове. Скорей бы уже встретить нового врага, дабы занять разум чем-то более продуктивным. Эти тлеющие луга вокруг хоть и казались пустынными, но чувство тревоги ни на миг не утихало, а только усиливалось с каждым мгновением, словно топот мчащегося навстречу табуна…

36. Оптический обман? Или тревожные мысли каким-то неведомым образом воплотились в реальность? «Остановить их! - неожиданно прогремел чей-то приказ, звучащий так, словно доносился из далёких глубин самой преисподней, - Никто не должен мешать господину!» - вновь раздался тот же мрачный голос, а в воздухе почуялось присутствие демонических чар. Сквозь слой застилающего землю пепла начал пробиваться жар инфернального пламени, выжигая узоры призывающих врат ада. А из облака блуждающего над выжженными лугами дыма внезапно показался и тот, кто их открыл…

37. Демон и его свита пали, но он был лишь слугой кого-то более могущественного, кто наверняка и стоял за всем царящим здесь ужасом. Оставалось надеяться, что он таки повстречается на предстоящем пути. Именно таким желанием воспылала Синдри, ощутив сладкий вкус очередной победы на фоне окружающей её скорбной горечи. Тем временем блуждающие над равниной облака дыма слегка расступились, открывая вид на осквернённую порочным прикосновением адского пламени деревню. Её жители, на первый взгляд, привычно суетились, собираясь на проповедь местных священников. Но при детальном рассмотрении во всей этой картине проглядывалась непрекрытая фальшь. Словно так и молящая поскорее прекратить фарс её греховного существования.

38. «Хм-м-м, - задумалась гномка, глядя на картину учинённого посреди деревни побоища, - Так вот она какая, «загадочная эпидемия», о которой ходили слухи лет пять тому назад. Я сама своими глазами её не видела, хотя очень хотела отправиться на помощь, когда узнала о проблемах местного целителя. И даже смогла уговорить родителей, но дедушка строго настрого запретил покидать стены Королевского замка. Так что я о ней лишь слышала и немного читала. Включая даже детали из отчётов стражи, которые не попали на страницы имперских летописей. Ужасная была трагедия. Жаль, что дедушка оказался таким упрямым, иначе кто знает, как всё закончилось бы, будь я тогда там. Возможно, и повторных очагов возгорания больше не появлялось бы. Вот таких, как этот». Синдри с грустью опустила глаза, а меж ближайших домов тем временем замелькали жуткие силуэты. Учуяв запах пролитой крови с нотками печали и сожалений, новые демоны явились как следует попировать…

39. Кажется, далеко не всем из этих демонов здесь было место. Кое-кто из них явно заблудился во времени. И этот факт неожиданно вызвал всплеск непреодолимого любопытства, целиком и полностью захватившего сознание Синдри. Гномка прекрасно знала, что там, где встречаются пришельцы из других эпох, скорей всего должен быть и временной разлом, через который они прибыли. Она слышала огромное множество рассказов и невероятных историй о сплетённых чарами магистра Абу-Бекра величественных порталах времени, но, повинуясь запретам дедушки, ни разу не видела их вживую. Чувство страстного предвкушения продолжало нарастать по мере того, как она мчала по тесной улочке вдоль обгорелых стен старых домов. И вот, миновав последние хижины на самой окраине поселения, она наконец узрела то, что многие годы могла лишь представлять в своём воображении. Или – не совсем то… Свет мнимой радости предвкушения тотчас угас, оставив на лице Синдри тень хмурой гримасы. Этот портал выглядел вовсе не так величественно, как на воображаемых картинах в её голове. От него веяло не завораживающими потоками чистой кристальной магии, а внушающим чувство отвращения злом. Обида и разочарование начали подступать к сердцу гномки, но спустя миг их испепелило пламя её гнева, который требовалось срочно на ком-нибудь выместить…

40. Радость победы над могущественным врагом помогла скрасить слегка подпорченное ранее настроение. В конце концов, приключение ещё не окончено – и кто знает, что оно припасло впереди. И даже если судьба на этот раз не соизволит порадовать взор гномьей воительницы образом истинного портала времени, у неё впереди будет ещё множество приключений, в которых она наверняка сумеет повстречать немало удивительных явлений и чудес этого мира. Но сейчас, когда терзавший это место злодей был повержен, пришло время возвращаться на след беглецов. Шаг, другой, как вдруг за спиной послышался еле уловимый шорох, разбавленный болезненным стоном. Переглянувшись между собой, имперцы наконец обернулись, узрев ползущего по земле владыку демонов. Каким-то невероятным чудом смерть ещё не приняла его проклятую душу, но жизнь стремительно ускользала из его слабеющего тела. Внезапно, жадно схватив тлеющий обломок адских врат, он перевернулся на спину и из последних сил вонзил его себе в грудь. Безумный крик боли озарил всё вокруг, пробуждая отголоски закрытого разлома. Сгустки инфернальных огней хаотично вспыхивали в воздухе над землёй, обретая формы демонических рун, а затем стремительно угасали, оставляя в воздухе полупрозрачные силуэты различных демонов. От самых древних и давно канувших в забвение до тех, что живут и поныне. Крик их призывателя начал прерываться, приобретая нотки зловещего смеха. Его тело стало преображаться и расти в размерах – и с каждым мгновением хохот становился всё более низким и ужасающим, словно доносился из утробы самой преисподней, постепенно дополняясь целым хором других гогочущих голосов…

41. Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Или, по крайней мере – усмехается, стоя на своих ногах. Устало опёршись на рукоять боевого молота, Синдри тотчас принялась мысленно упорядочивать список своих важных побед по мере их значимости и запоминаемости. Не забыв при этом застолбить первое место за грядущей триумфальной битвой с таинственным лидером заговорщиков, с коварным и неуловимым носителем сотен фальшивых личин и несуществующих имён. Если немногим ранее она ещё немного и сомневалась, то сейчас уже была полна уверенности, что видела именно его – безликого тёмного пророка, упоминания о котором встречала на страницах засекреченных летописей. Но даже в них он упоминался лишь мельком, словно эфемерная тень различных исторических событий, как ключевых в жизни Империи, так и менее значимых. Возможно, именно ей, единственной и неповторимой Синдри Разоблачительнице Тайн суждено разгадать эту окутанную мраком загадку, о существовании которой даже ведали лишь единицы. До развязки осталось немного. Она это чувствовала – и как никогда была полна решимости довести начатое до победного конца!

42. Со смертью своего хозяина, свора беспризорных псов, что охраняла границы выжженной долины, словно сорвалась с цепи, яростно бросаясь на всё, что движется. И отбиться от них повезло далеко не всем. Земля вокруг была усыпана разорванными в клочья телами воров. Похоже, удача кое от кого отвернулась. Либо же тайно заключённый договор утратил свою силу. Однако взгляд не находил среди них тела их лидера. Что только лишний раз убеждало Синдри в правдивости её догадок. Кукловод, хладнокровно жертвующий марионетками для достижения своих тёмных целей – это один из первых образов, что вырисовывало её сознание при появлении мыслей о тёмном пророке. Но чем меньше его свита – тем проще будет его одолеть. Вполне логичный вывод, который впрочем пробудил в гномке чувство замешательства. Ведь лёгкие победы вряд ли принесут ей столь желанное признание. Но и геройствовать на грани поражения – перспектива довольно опасная. Как же непросто быть жаждущей великой славы воительницей. Размышления Синдри вновь были прерваны. Издали доносились отзвуки битвы, перемешанные со злобным лаем. Ещё больше псов? А вдруг они изловили её «добычу»? Нужно было спешить!

43. Как-то незаметно одна скверна сменилась другой. Лишь когда впереди блеснули оскалы неупокоенных псов, имперцы заметили, что затянутые гарью пепельные поля уступили место охваченному зловещей зеленоватой дымкой пустырю. Хотя в целом общая картина не сильно изменилась. Злобные гончие да разорванные тела воров, а вокруг лишь скорбная тишина. Но раз уж дорога приключений завела сюда, то, видимо, так было угодно судьбе.
«Разорённое наследие лорда Альфара», - задумчиво произнесла гномка, продолжая идти вперёд и окидывая взглядом раскинувшиеся впереди мрачные просторы. Как вдруг она ощутила на себе косые взгляды кое-кого из своих спутников. «Что вы так смотрите?.. - недоумевающе спросила она, - Да, я мельком что-то видела и про операцию под кодовым названием «Холодная мгла». Но не волнуйтесь, я никому ничего лишнего не разболтаю. Уж как-то не хочется мне знакомиться с советником Фьёрлисом и его дознавателями, - Синдри вдруг осторожно оглянулась по сторонам, после чего вполголоса добавила, - Признаться честно, дедушка его на дух не переносит. И поверьте мне, у него есть на то весьма основательные причины», - кивнула она головой в подтверждение своих слов.
«Ни шагу дальше, слуги тьмы!» - вдруг раздался чей-то голос, а впереди показался отряд крестоносцев. Похоже, они отбились от своих и заблудились. И судя по измученным выражениям лиц – уже довольно давно. Синдри было хотела что-то ответить, но не успела произнести и слова, как её мигом прервали: «Сгиньте, нечестивые порождения морока!» - молвил всё тот же солдат, а его собратья по оружию уже готовили оружие к бою.

44. Если даже разум поборников Света не выдержал пагубного воздействия здешней скверны, то надолго задерживаться в этом проклятом месте точно не стоило. Однако перед тем, как вновь двинуться в путь, Синдри на всякий случай осторожно и негромко произнесла слова простенького благословения. Заклинание сплелось вполне успешно. Её не охватило карающее священное пламя, язык не жгло, а мысли не преисполнились желанием превратить весь мир в руины. Свет не держал на неё зла за то, что случилось. Ей бы не очень хотелось менять свою удобную адамантиевую броню на холодные латы из проклятой стали. Примерно такие же, как на том рыцаре смерти, что глядел на неё с ближайшего холма. Ей такой стиль точно был бы не к лицу. Ещё пара мгновений отвлечённых размышлений, как вдруг разум гномки пронзила молния осознания. Рой тёмных стрел уже готовился взмыть в воздух – и спокойно его дожидаться имперцы были не намерены…

45. Оставив позади гиблые просторы, отряд добрался до проклятой деревушки. В отличие от предыдущей, в этой не проглядывалось ни малейшего намёка на хоть какие-либо признаки жизни. Тишину нарушали лишь завывания ветра, что иногда походили на стоны измученных душ. Здесь обитала лишь смерть и те, кто лично познал холод её прикосновения…

46. Это место стало чуть мертвее, чем было прежде. И всё же так просто отпускать своих слуг смерть не намеревалась. В воздухе почуялось зловоние запретных тёмный чар, что будто сплетались в плотную сеть, мешая даже свободно вздохнуть и оплетая тех, чьё дыхание уже давным давно угасло. Их служба ещё не окончена. Забвение пока обождёт…

47. Любопытно, если одного и того же врага одолеть несколько раз кряду, можно ли это считать за несколько побед? И ладно, если бы он из раза в раз становился всё сильнее, но ведь этих врагов с каждым последующим воскрешением всё сильнее пожирал тлен, обесценивая важность и значимость очередной победы над ними. Как же всё на самом деле непросто в жизни воина, но оттого она казалась Синдри ещё более интересной и привлекательной. И та в ответ словно решила вознаградить воительницу за верность своим устремлениям, ниспослав гномке шанс сойтись в бою с воистину достойным врагом, могущество которого вряд ли так просто удастся принизить чрезмерным воздействием некромантских чар. В тени показавшейся впереди мрачной громадины даже две армии казались лишь ничтожной пылью под ногами. Это невообразимо ужасное и отвратительное создание будто само по себе состояло из слепленных тел павших воинов нескольких армий. Избавить мир от него было делом достоинства и чести.

48. Пыль над полем завершившейся битвы медленно оседала, даруя триумфаторам несколько лишних мгновений, дабы перевести дыхание перед дальнейшим путём. Гномья воительница невольно начала вспоминать, о скольких ещё могущественных существах ей доводилось ранее читать или слышать. И, к её радости, таких сходу вспомнилось немало. Было бы обидно одолеть всех достойных врагов в своём первом же приключении, не оставив никого для будущих странствий. И всё же как минимум ещё одного в этом походе она победить таки намеревалась. Пыль тем временем уже почти улеглась, а значит пора было выступать и наконец полностью сосредоточиться на погоне за беглецами. По крайней мере, именно с таким намерением Синдри сделала первый шаг, однако неожиданно остановилась. Сквозь пелену облаков зелёной дымки проступили призрачные силуэты мрачных замковых стен и башен. Следы заговорщиков проходили мимо этого места, но сама воительница просто не могла упустить такой шанс. Разве что только в том случае, если осадного орудия под рукой не найдётся… Однако внимание гномки тотчас привлекла старая катапульта, брошенная у давно истлевших баррикад. Её древесина уже была поедена чернотой, но ведь эта «малышка» ещё не успела своё отгреметь? Наверняка она ещё способна пробить парочку стен…

49. Штурм завершился пусть и непростой, но всё же победой. Хотя вопрос о необходимости этого сражения у кое-кого из имперцев явно вызывал чувство сомнения. Синдри же сияла, словно дитя у праздничной ёлки в разгар новогоднего фестиваля. И это немного пугало. Возможно, это вовсе не она нуждалась в защите от опасностей окружающего мира, как считал предводитель гномов, а сам мир – от безудержного пламени её воинственной страсти. Однако всё же стоило признать, что эта победа была из числа тех, которыми можно по праву гордиться, чему гномья воительница, собственно, и решила уделить немного времени. Взобравшись на повреждённую замковую стену, она закинула молот на плечо и горделивым взором окинула открывшуюся с высоты картину. Охваченные густой тёмной мглой мрачные пейзажи не вселяли чувства лишнего воодушевления, но её сердце и без того полнилось оным. Гномка была готова бросить вызов хоть самой Тьме – и та отзывалась взаимностью. Взор Синдри привлёк еле уловимый огонёк, подобный тлеющей искорке в пелене непроглядной тьмы. Путеводный маяк, зову которого она не могла и не желала противиться. Главная цель всей этой погони точно находилась там – и это место станет её последним пристанищем.
Стремительный марш-бросок вскоре привёл отряд к беззаботно полыхающему костру. Вокруг него лежало несколько мёртвых тел и более никого не было. Или, по крайней мере, так казалось на первый взгляд. Множество следов расходились в разные стороны, как будто беглецы разделились. Или в ужасе разбежались. Окружающая это место мгла выглядела странно. Она клубилась, то и дело пытаясь дотянуться своими щупальцами до источника света, но раз за разом резко оттягивая их назад, снова и снова. Внезапно над головой пронеслась чья-то тень, от мимолётного прикосновения которой на мгновение стало как-то не по себе. Будто всё доброе и светлое в этом мире вмиг прекратило своё существование. К счастью, это оказалось лишь кратковременным наваждением. Но последовавший за этим пронзительный ястребиный крик и отчётливые хлопки множества пар крыльев ясно давали имперцам понять, что они здесь вовсе не одни…

50. Пламя костра в пылу битвы всё же угасло. Пусть и ценой немалых жертв, но Тьма таки добилась своего. «Эй, кто там свет загасил?!» - внезапно донёсся чей-то возмущённый голос, тотчас привлекший внимание отряда. Несмотря на странное искажение, создаваемое влиянием этого места, звучал он не особо зловеще. Скорей уж отдавал нотками ушлости и пронырливости. «Чё притихли, урки?! - раздалось вновь, - Эй! Есть там кто ваще?!» Не мешкая ни мгновения, Синдри сжала рукоять молота так крепко, как никогда прежде, и бросилась вперёд, ныряя в объятия окружающей мглы. Вот он, момент истины! Долгожданная схватка, что принесёт ей вечную славу. Сама Императрица лично пожалует ей титул и земли за оказанную неоценимую услугу, что навсегда изменит жизнь всей Империи к лучшему. С пламенными мечтами об этом воительница что было сил взмахнула молотом, разгоняя тёмную пелену вокруг и открывая взору горстку таившихся в ней мрачных силуэтов. За чьей бы личиной ни скрывался тёмный пророк, ему уже не уйти!


51. «Стой! Погоди! Давай договоримся! - отчаянно проговаривал уже изрядно потрёпанный сражением вор, отползая подальше от преследующей его гномьей воительницы, - Мы больше не будем! Чесслово!» - добавил он следом.
«Не будете что?! - сердито вопросила Синдри, - Устраивать заговоры против Империи?!»
На лице вора вдруг промелькнула тень непонимания.
«Что?.. - озадаченно переспросил он, но тотчас поспешил оправдаться, - Нет! Мы просто хотели немного пощипать местных, пока мятежники отвлекают внимание стражи. Ничего более! Зуб даю!» Только сейчас гномка начала замечать, что перед ней вовсе не хитрый и коварный тёмный пророк, а всего лишь обычный вор. И даже не элитный налётчик, а просто жалкий и ничтожный мелкий карманник. «Что вам вообще от нас надо?! - продолжил он, - Мы и так уже в пути всё растеряли, что успели нажить…» С каждым следующим мгновением в сознании воительницы его слова звучали всё невнятней, словно они доносились откуда-то издалека, а затем и вовсе перестали касаться её слуха. Разум гномки медленно погружался в бездну наибольшего в её жизни разочарования. Всё это было зря. То, что она навыдумывала, оказалось ложью. Наивными фантазиями глупой девчонки, возомнившей о себе невесть что. Её хват невольно ослаб, а навершие молота начало медленно тянуться к земле. Но внезапно блеснувший перед глазами клинок вмиг вернул её в не менее мрачную реальность. Один единственный удар, полный холодной злости, положил конец злодеяниям и никчёмной жизни подлого вора. Кажется, кто-то из его подельников ещё уцелел. Никто из них не должен уйти отсюда живым!

52. Очередной бой – очередная победа. Рука гномьей воительницы была всё так же крепка, но в её глазах более не сверкали огни былой страсти. Она просто продолжала уверенно идти вперёд, желая поскорее вернуться домой.

53-70. Очередной бой – очередная победа. Ещё один шаг на долгом и безрадостном пути домой.

71. «Может быть, дедушка всё же был прав?.. - задумчиво задалась вопросом Синдри, проронив едва ли не первые слова за весь уже пройденные отрезок обратного пути, - Он всегда был излишне упрям и ворчлив, когда дело касалось хоть малейших отступлений от семейных традиций. Чего только стоила драма с тётушкой Марикой… Бабушка рассказывала, что когда-то давно горела желанием его перевоспитать. Но у неё ничего не вышло. Говорит, как же она была юна и наивна». На лице гномки в какой-то миг мелькнул проблеск лёгкой улыбки, но её тотчас затмили мрачные тени крон окружающих деревьев. «Может быть, жизнь воительницы – это и вправду не моё?..» - задалась Синдри очередным вопросом, продолжая идти вперёд по окутанной мраком тропе сквозь лесную чащу.

72-90. Очередной бой – очередная победа. Ещё один шаг на долгом и безрадостном пути домой.

91. До границы леса оставалось уже рукой подать. Лёгкий запах серы со стороны месторождений неприятно щекотал нос, заставляя невольно вспомнить, с чего вообще началось всё это приключений. На мгновение остановившись и взглянув вдаль, Синдри вдруг спросила: «Как думаете, дедушка будет сильно злиться?» Гномка тяжело вздохнула, а затем вдруг слегка усмехнулась и вновь молвила: «Помню, как когда-то давно он оставил меня в столичной библиотеке, пока решал какие-то вопросы имперской важности с магистром Абу-Бекром. Наказал только разглядывать, но ничего не трогать. Но ведь это же были книги! Что их разглядывать? Их нужно читать и изучать! Я честно долго держалась, искоса поглядывая на несколько привлекших моё внимание фолиантов, но всё же не выдержала. Подтащила стул, залезла на него и потянулась за одним из них, как вдруг за книжным шкафом словно что-то щёлкнуло, а затем всё вокруг закружилось. Стул пошатнулся – и я полетела кубарем на пол. А когда пришла в себя, то с удивлением обнаружила, что оказалась в совершенно другом помещении с целым множеством ещё более любопытных книг и рукописей. Запрет ведь распространялся только на основной зал, а про этот и слова сказано не было, так что меня более ничто не сдерживало. Не помню уже, сколько я там просидела за увлекательным чтивом, прежде чем проголодалась и решила выбраться обратно, но и дедушка сложа руки тем временем не сидел. Он тогда едва ли не половину столичной стражи поставил на уши, заставив прочесать каждый закоулок и все местные притоны… - с её уст слетел лёгкий смешок, но затем вновь подступила тень грусти, - Надеюсь, он не сильно переживает…» - добавила она, вновь выступая в дорогу.

92-98. Очередной бой – очередная победа. Ещё один шаг на долгом и безрадостном пути домой.

99. Словно мрачный нерушимый камень, предводитель гномов стоял посреди серных пустошей. Не заметить его было невозможно. Интересно, он всё это время просто тут стоял и дожидался? Встревожено сглотнув, Синдри начала неспешно шагать в его направлении. В её глазах образ дедушки сейчас казался больше и страшнее, чем любое из тех чудищ, что она сразила в ходе своего приключения. Момент воцарившейся тишины слишком затягивался, заставляя гномку ещё больше нервничать.
«Я вернулась…» - наконец произнесла она неуверенным голосом с нервной улыбкой на лице.
«Ты поняла, что ошибалась?» - не выражая ни малейшей эмоции, спросил хмурый гном. Синдри уж было хотела ответить утвердительно, но с её уст неожиданно для неё самой слетело совсем другое слово:
«Нет». Её взгляд забегал из стороны в сторону, а разум преисполнился противоречивыми мыслями.
«Нет?.. - выражения лица Толгара наконец коснулся еле уловимый штришок удивления, - Значит, ты решила наплевать на все наши уроки ковки?»…
«Да нет же, просто…» - неуверенно и безуспешно попыталась возразить гномка.
«Просто весь твой интерес и азарт был одним сплошным обманом?!» - тон предводителя гномов становился всё более выразительным и строгим.
«Не совсем… - ответила Синдри, - Просто я хотела выковать себе броню и молот для будущих приключений». Она на мгновение отвела взгляд в сторону, а затем с особой осторожностью всё же посмотрела на дедушку.
На его лице вырисовалась гримаса гремучей смеси гнева, разочарования и обиды: «То есть все эти просьбы, мол, дедушка, расскажи; дедушка, покажи; дедушка, научи – были не более чем хитрой уловкой?! - его возмущение, казалось, достигло предела, но затем вдруг угасло, сменившись холодом безразличия, - Ты разбила мне сердце, - с каменным выражением лица добавил старый гном, - Собирайся домой – там и продолжим этот наш разговор». Синдри уже не горела желанием спорить и противиться воле дедушки, но тот неожиданно подозвал к себе охрану и обратил взор на сопровождавших её спутников. «А с вами, предатели, мы поговорим здесь и сейчас!» - сурово молвил предводитель гномов, доставая боевой молот.
«Нет! - с внезапно вернувшейся решительностью возразила гномка, доставая и своё оружие тоже, - Это я увела их за собой – и вы ничего им не сделаете!» Преисполненные непоколебимой решимости взгляды старого гнома и юной воительницы вновь пересеклись – и казалось, что никто из них отступать вовсе не намерен…

100. Вся округа сотряслась от столкновения двух неисправимо упрямых родственных нравов. Лишь когда уже изрядно потрёпанных воинов из свиты предводителя гномов начали покидать последние силы, Толгар наконец приказал им отступить.
«Теперь ты выслушаешь меня и попробуешь внять моим словам?!» - спросила Синдри, отчаянно пытаясь подавить всё ещё пылающую после боя ярость.
«Тебе просто повезло, что я очень сильно тебя люблю, - проворчал в ответ старый гном, - И амуницию подходящую с собой не прихватил. Кто ж знал, что ты окажешься настолько неблагодарной упрямицей?!» –
«Я знала!» - неожиданно раздался уверенный женский голос, а чуть в стороне показался ещё один отряд гномов, возглавляемый видной и осанистой жрицей огня.
«Тётушка Марика!» - тотчас радостно воскликнула Синдри, росаясь в её направлении, однако суровый ответный взгляд заставил юную гномку вмиг остановиться и замереть на месте.
«Не так быстро, моя дорогая, - словно с каким-то предостережением в голосе произнесла жрица, - Я не позволю этой тьме и дальше тебя пожирать!» Её слова звучали так, будто в них одновременно слились и забота, и угроза. Навершие посоха охватили языки пламени, а сопровождающие жрицу воины начали готовиться к бою…

После 100-й. Чем с большим количеством гномов королевской семьи встречались имперские приключенцы – тем более странными им начинали казаться их традиции выяснения семейных отношений. Однако, несмотря ни на что, всё заканчивалось, кажется, хорошо. Или, по крайней мере, не так плохо, как ожидалось. Едва исход боя был решён, всё ещё преисполненная боевым пылом Синдри тотчас бросилась в объятия тётушки, что в ответ крепко прижала любимую племянницу к своей груди.
«Я прошла испытание?» - с поблескивающими на глазах слезами спросила юная гномка, слегка отпрянув назад.
«О да, моё золотце. Ещё как прошла», - ласково улыбнулась в ответ жрица.
«Но моя неудача?..» - сомнение вновь вернулось в голос Синдри.
«Какая неудача?.. - переспросила Марика с не сходящей с лица улыбкой, - Ты о том приключившемся недоразумении?.. С кем не бывает. Главное путь и устремления, а не результат и награда. В конце концов, они остались верны тебе, - жрица на мгновение перевела взгляд на отряд сопровождавших её племянницу спутников, - А ты осталась верна им. Разве не таков путь верной своим убеждениям воительницы? »
Юная гномка вмиг усмехнулась, но затем в её разум начали пробираться вопросы: «Стой. Я же тебе даже ничего не рассказала…» –
«Твои глаза мне обо всём уже рассказали», - загадочно ответила Марика.
«Ты умеешь читать мысли по глазам? - удивлённо вопросила Синдри, - А меня научишь?»
В ответ тётушка лишь добродушно рассмеялась, а затем всё же произнесла: «Ты сама ещё и не такому научишься в своих будущих странствиях, - её взгляд скользнул в сторону и нашёл стоящего чуть поодаль отца, тотчас став заметно суровей, - Ведь так?» - коротко спросила она, не отводя глаз.
Проворчав себе под нос что-то неразборчивое, предводитель гномов наконец сделал глубокий вдох и таки соизволил дать ответ: «Только если пообещает не бросать кузнечное ремесло! У неё превосходная техника ковки. Оружие и броня не вечны, а столичные мастера нынче столько берут, что…» Не успел он даже закончить свою мысль, как уже оказался зажат в радостных объятиях внучки. Однако свои он смыкать не спешил. Перебарывая ворох внутренних противоречий, он всё же еле уловимым движением кисти руки подозвал и нерадивую дочь, что пусть и не особо охотно, но всё же откликнулась на отцовский жест доброй воли. Нерушимый камень и две упрямые искорки, что порой сводят его с ума, но всё же не дают забыть, что он ещё жив и полон эмоций.

Поздравляем!
Ваше приключение
успешно завершено!
метки:
ИвентыЛор
Комментарии
1 / 25.01.2024 21:36 / H_S-proMAFIA [21] ?
Вы то же просто вниз пролистали?)
2 / 26.01.2024 09:56 / Паук-призрак [18] ?
H_S-proMAFIA, нет, я прочитал :)
3 / 26.01.2024 18:26 / Арика [13] ?
Цитата: H_S-proMAFIA
Вы то же просто вниз пролистали?)
тоже)
4 / 28.01.2024 13:57 / Адский Кот [22] ?
Кто читал, про ввод альта св есть чего?))))))))))))
5 / 28.01.2024 14:14 / AriesGoth [17] ?
Кто читал, про ввод альта св есть чего?))))))))))))
«Какие необычные дикари, - задумчиво произнесла Синдри, внимательно осматривая покрытое боевыми раскрасками тело поверженного степного варвара, - Это об этих, что ли, все подряд судачат уже несколько лет кряду? Хм, и что в них такого особенного? - задалась гномка вопросом, скептически нахмурив брови, - Нет бы гномов подземелий обсуждали… - добавила она, заметив недоумевающие взгляды её спутников, - Вы что, не слышали про гномов подземелий?
6 / 28.01.2024 15:24 / Graf de Vala [21] ?
Ну, скажу так, что я слегка всплакнул после 50-й. И почти рыдал после 100-й )

По сюжету в целом отпишусь чуть позже, когда будут все описания. А пока немного пробегусь по пасхалкам и всяким приколам, если кому интересно.

2-й бой. Здесь две пасхалки. "Вы должны были бороться со злом" - отсылка к Звёздным Войнам, но это довольно очевидный прикол. А вторая зашифрована в этом фрагменте "И ладно там на турнир какой собралась. Себя показать, жениха присмотреть. Но нет, удумала чёрт знает что!" - это  отсылка к периодически мелькающему мнению, что ПВП - это для тру игроков, а ПВЕ - для казуалов.

4-й бой. Тут снова две пасхалки. "Столько ошибок и опечаток я последний раз встречала в черновиках неизданных имперских летописей из закрытой секции столичной библиотеки" - это своего рода самоирония автора о своих черновых набросках, особенно - особо древних. "А вот вы знали, что магистр Абу-Бекр на самом деле…" - а вот это уже спекуляция на тему того, что Абу-Бекр на самом деле...

6-й бой. "я вас заставлю батрачить на этих залежах до крайней стадии трудоголизма, за два сухарика в час" - убеждённым трудоголикам посвящается.

10-й бой. Здесь просто забавная шутейка про бюрократию. Кто хоть раз сталкивался в жизни - сразу узнает )

11-й бой. Вот тут мета-ирония на тему того, как на самом деле Империя проводит свою внешнюю политику и заключает союзы на протяжении всего периода своего существования.

22-й бой. Отсылка к ажиотажу вокруг альта СВ и кое-что ещё. А, может быть, и нет )

23-й бой. Леший и русалка. Идеи будут?

27-й бой. Пространные монологи хранителя леса - это отсылка к Людвигу Аристарховичу из Нашей Раши + к некоторым старым советским фильмам с шутками схожего толка.

38-й бой. Отсылка к кампании под названием "Загадочная эпидемия".

43-й бой. Отсылка к ивенту Холодная Мгла, который проходил примерно полгода назад.

Дальше уже нифига не помню ) Если в памяти всплывёт что-то, то добавлю.
7 / 28.01.2024 21:21 / Жрецъ [18] ?
ГЛ ивенты играю только на Дейли, в игре админ не дает комфортно их играть.  
8 / 31.01.2024 07:39 / Graf de Vala [21] ?
Что ж. Не буду разглагольствовать на очередную простыню. Мораль истории проста - качай кузнечку.

А если серьёзно, то история про юношескую инфантильность, эмоции от первого опыта и разочарование из-за чрезмерно завышенных ожиданий. Ну и, конечно же, про семью *здесь должен был быть смайл Вина Дизеля, но он не задонатил, чтобы его нарисовали и добавили*. Финал с семейными разборками показывает, насколько из неоткуда порой можно разругаться. Причём ясно, что и Толгар переживал за внучку. И Синдри в описании 91-го боя переживала за дедушку. Но наследственное семейное упрямство в итоге сказало своё слово. И ещё отдельно отмечу слова Марики в самом конце, в которых она не сказала ничего конкретного, но очень точно описала суть случившегося. Умудрённая жизнью гномка, выступившая голосом здравого смысла в царящей буре немых и глупых эмоций.

Ну и финальная мысль может показаться спорной, но не стоит всегда и во всём потакать пожилым и старым людям. Чрезмерное внимание и забота могут их слишком расслаблять и отбивать желание что-то делать или просто даже здраво мыслить. Заботиться о них нужно, но и держать в здоровом тонусе тоже лучше не забывать. Не до описанных в истории гипертрофированных масштабов, но в пределах разумного, само собой )
9 / 01.02.2024 08:12 / Graf de Vala [21] ?
Забыл уточнить, что написанное выше - это скорей общий обзор некоторых присутствующих в истории посылов и смыслов. Полноценная глубинная мораль будет представлена чуть позже в постскриптуме.
10 / 02.02.2024 00:58 / Кеммлер [19] ?
Жрецъ, тебе не админ не даёт играть, а твои руки+голова. Ты ныл, что из-за скриптоюзеров и проходок не можешь играть - ну так возрадуйся, тут дали полностью рандомный ивент, сиди, думай, играй. Не можешь думать? Ну так нашли набор существ, где ты на авто проходишь средние волны, если не свезло - так лёгкие уж точно. Ваще думать не надо, тупо кликаешь с первой по 100, очков 600 набираешь, на прокачку гномики плевать. Если ты не можешь и этого - ну так дело точно в тебе.

Впрочем, что оно в тебе, мы знаем с тех пор, когда ты на форуме ныл что не можешь пройти сезон охоты, тебе говорят, что ты не той фракой и не тем билдом играешь, а ты эти посты мимо глаз пропускаешь и дальше ноешь.
11 / 02.02.2024 10:16 / Graf de Vala [21] ?
Собственно, финальная мораль оформлена в тексте новости. При желании можно её и сюда добавить в виде постскриптума )
12 / 02.02.2024 11:50 / Pagan of Dark [19] ?
Если "тыкнуть" на искру, то можно попасть в мораль...  
13 / 02.02.2024 11:57 / Graf de Vala [21] ?
Pagan of Dark, аа, хитро. Но меня теперь больше интересует, почему при наведении курсора мышки на Толгара, он поворачивается спиной к внучке? ))

Возможность комментировать доступна после регистрации